Банда преступников

Одиночка сдерживался с трудом. Резковатый премьер публично называл конгресс «бандой преступников». Он тай­но вел переговоры со SCAP, в надежде получить с его сторо­ны помощь. Он просил американцев вмешаться и запретить забастовку. Нельзя сказать, что МакАртуру не нравилась эта идея. Генерал и его советники из GHQ, когда поощряли раз­витие рабочего движения, хотели видеть его в качестве опо­ры идеалов промышленной демократии, и симпатий к поли­тизации профсоюзного движения у них было не больше, чем у Ёсида. Вечером накануне начала забастовки МакАртур за­претил демонстрацию под тем предлогом, что он не может допустить проведения столь разрушительной забастовки или с сочувствием смотреть на социальный хаос, в то время как японская экономика продолжает пребывать в опасном со­стоянии. Чтобы убедиться, что рабочие обратили внимание на его запрет, генерал приказал главе забастовочного комите­та лично передать это сообщение по радио. «В свете непо­средственного приказа Верховного командующего силами союзных держав, — объявлял лидер рабочих дрожащим от волнения голосом, — мы не имеем иного выхода как отме­нить забастовку. Я могу лишь напомнить поговорку: «Один шаг назад, два шага вперед». Рабочие и крестьяне, банзай! Не будем разобщать наши силы». Период конфронтации меж­ду рабочими и SCAP начался.

Когда Ёсида в октябре 1948 г. назначил свой второй каби­нет, он приступил к пересмотру трудового законодательства. МакАртур поддерживал его в этом деле.

Добавить комментарий