Бандитски­е нации

Санкции начали действовать 5 октября 1937 г., когда прези­дент Рузвельт с маской страдания на лице (который, кстати, уже назвал к этому времени Германию и Италию «бандитски­ми нациями») произнес свою знаменитую карантинную речь в Чикаго. Выступая против «эпидемии» «террора и международ­ного беззакония», президент, не произнося названия Японии, смутно намекнул, что Соединенные Штаты заинтересованы в объединении других наций для противостояния странам, по­винным в «создании ситуации международной анархии и не­стабильности». В июле следующего года, после того как почти 1000 кантонцев погибли во время трехдневных воздушных на­летов, президент Рузвельт попросил американских произво­дителей и экспортеров ввести «моральное эмбарго» на постав­ку самолетов тем странам, которые бомбят мирное население. Когда в феврале 1939 г. Япония оккупировала остров Хайнань, а затем аннексировала острова Спартли, расположенные по­середине между Французским Индокитаем и британским Се­верным Борнео, Рузвельт наложил формальный запрет на продажу Японии самолетов и деталей самолетов, а также пере­вел часть американского флота с атлантических баз на тихо­океанское побережье. 26 июля 1939 г. Вашингтон аннулировал Договор о торговле и мореплавании, заключенный в 1911 г., который регулировал торговлю с Японией. Таким образом, Рузвельт получил возможность расширить сферу действия эм­барго, включив в нее алюминий, молибден, никель и вольф­рам. Следующим летом, когда Япония готовилась войти в се­верный Французский Индокитай, президент и госсекретарь запретили продажу авиационного керосина и смазочного мас­ла, а когда Мацуока в сентябре 1940 г. подписал Тройственный пакт, Вашингтон к длинному списку запрещенных товаров до­бавил и сталь в болванках.

Добавить комментарий