Культура Японии

Встречи с Номура

Халл не возлагал особых надежд и на встречу Рузвельта и Коноэ. 2 октября, во время встречи с Номура, госсекретарь повторил свои четыре принципа и в своей грубоватой, прямой манере сказал по­слу, что просто не имеет смысла устраивать саммит, пока японцы не согласятся полностью покинуть территорию Ки­тая. Разочарованный и абсолютно уверенный в том, что уход из Китая является неприемлемым условием для японской армии, Номура телеграфировал в Токио, что переговоры «за­шли в тупик».

Когда попытки Коноэ достичь мирного соглашения прова­лились, нервы руководителей Японии натянулись до предела. Действие, немедленное действие казалось единственно воз­можным выходом из этого почти непереносимого состояния ожидания неизбежной войны. В середине сентября военный министр Тодзо Хидэки сообщил Коноэ, что иногда нации должны идти на риск, даже если они не могут при этом про­считать свои шансы на успех. На согласительной конферен­ции, состоявшейся 4 октября, вслед за отказом Халла от орга­низации саммита, начальник штаба военного флота Нагано заявил: «Времени для дискуссий больше не осталось. Мы хо­тим быстрых действий». Коноэ, шокированный жестким язы­ком этой встречи, покинул помещение, где она проходила, а затем, сославшись на «болезнь», укрылся в своей вилле на морском побережье. По-прежнему Читать далее

Полицейское агентство

Нацио­нальное полицейское агентство взяло под надзор более 5000 девушек за занятия проституцией и другие преступления, свя­занные с сексуальной сферой. Согласно опросу, проведенному правительством города Токио в октябре 1996 г., 4% учениц высшей школы предлагали свою дружбу за деньги.

По мере роста малолетних преступников и проституток, система образования оказалась под огнем за то, что она упус­тила молодежь страны. Вероятно, главной причиной того, что детская преступность так пугала нацию, было то, что, как ука­зал один эксперт, существует «национальное мнение, что наи­более важным ресурсом Японии являются ее дети, и наиболее важной заботой нации является образование». Воздух был заполнен подобными упреками. Некоторые родители крити­ковали учителей, за то, что те были слишком небрежными, в то время как другие заявляли, что чрезмерно суровое обраще­ние школьной системы с их детьми привело к стрессам, вы­лившимся в криминальное поведение. Учителя предпочитали показывать пальцем на родителей. «Значительная доля вины за появление эгоистичных и неподатливых учеников, — писал один учитель, — должна быть возложена на то воспитание, ко­торое дали им взрослые. Дети были предоставлены сами себе. Целью воспитания ребенка более не является подготовка са­мостоятельного члена общества, а упор делается на индивиду­альность». Другой обвинял родителей за отсутствие Читать далее

Про­слойка осталась

Премьер-министр смог только «поддержать» создание контрольных ассоциаций. Ни одно производство и ни одна компания не были национализированы. Традиционная про­слойка управленцев осталась на своих местах, прибыли были разрешены, а национальные координационные агентства так и не были созданы.

Коноэ умылся кровью во время сражения за Новый эко­номический порядок, но он был далек оттого, чтобы проиг­рать войну. Между весной 1938 г., когда вступил в силу Закон о всеобщей национальной мобилизации, и осенью 1941-го, когда Коноэ окончательно покинул пост премьер-министра, кабинет и бюрократы-обновленцы как с цепи сорвались. В этот период они приняли более 100 законов и декретов, ко­торые различными способами способствовали проникнове­нию государства в экономическую деятельность. В это вре­мя премьер искал у парламента поддержки своей деятельно­сти. Но, если депутаты упорствовали, Коноэ и его сторонни­ки обращались к императору или задействовали один из пунктов Закона о всеобщей национальной мобилизации, несмотря на торжественное обещание не прибегать к нему до окончания конфликта с Китаем. Например, когда в кон­це 1938 г. японские войска продвигались к Кантону и Ханкоу, только что принятый закон о производстве механичес­кого оборудования и производстве Читать далее

Побережье Новой Гвинеи

На протяжении 1943 г. Маккартур предпринял атаки на Со­ломоновы острова и острова Бисмарка, а также на побережье Новой Гвинеи. В то же время адмирал Честер Нимиц исполь­зовал американские силы для продвижения в центральной ча­сти Тихого океана, перепрыгивая при этом с острова на ост­ров, обходя сильно укрепленные оборонительные пункты японцев и нанося удары по уязвимым базам. В результате это­го продвижения американские военно-воздушные силы ока­зались очень близко к жизненно важным морским маршру­там, соединявшим Японские острова с Юго-Восточной Азией. Для Императорских японских армии и флота 1943 г. не был ус­пешным. Армия потеряла более десяти тысяч человек во вре­мя отступления с Гуадалканала. 18 апреля погиб командую­щий флотом Ямамото, самолет которого был сбит американ­скими пилотами над Соломоновыми островами. В мае, в ре­зультате контратаки американцев, японцы были выбиты с Алеутских островов, а в ноябре пала Тарава — главный оплот японцев в центральной части Тихого океана. «Реальная война, — сказал Тодзо парламенту 27 декабря, — началась сейчас».

В 1944 г. японская оборона затрещала по всем швам, когда на полную мощь заработала машина американского контрна­ступления. В начале лета тяжелые потери понесла японская авиация. Во время провалившейся попытки защитить Сайпан флот потерял Читать далее

Противостоять агрессии

Однако независимо оттого, способен или не способен Го­миньдан противостоять японской агрессии без помощи со стороны западных наций, суть всех этих заявлений была в другом. В этой новой идее, что Англия и Америка представ­ляют собой наибольшую угрозу Японии, была скрыта нео­споримая экономическая истина, а именно то, что Япония могла бы использовать ресурсы колоний западных стран, расположенных в Тихоокеанском регионе и Юго-Восточной Азии, в своих собственных интересах. К разочарованию мно­гих японских экономистов, в конце 30-х Япония по-прежне­му зависела от Соединенных Штатов. Треть всего японского импорта — от хлопка до стали и нефти — поступала именно из этой страны, и эта ситуация грозила дальнейшим ухудшени­ем. С 1929 по 1932 г. Япония получала из Соединенных Шта­тов 36%, или 163 500 метрических тонн, всей своей стали в болванках, которая затем шла на изготовление военного снаряжения и кораблей. К 1938 г. американцы поставляли 74% металлического лома, перерабатываемого в Японии (1 006 700 метрических тонн). Подобным образом, в 1938 г. 60% импортируемого механического оборудования, а также практически все редкие металлы, такие как молибден и вана­дий, Япония получила из Соединенных Штатов. Традици­онно, Япония сама себя обеспечивала медью. В 1939 г. в Японии было добыто 90 000 тонн этого металла, однако про­мышленности было необходимо значительно большее его количество для производства взрывателей и гильз, Читать далее

Согласительная конференция

Сущность оккупационной полити­ки была сформулирована на согласительной конференции в ноябре 1941 г., когда Япония готовилась к войне с Соединен­ными Штатами. Согласно ей, японские администрации на оккупированных территориях должны были осуществлять строгий контроль над местными экономиками, «чтобы удов­летворить наши потребности в важных военных материалах». Год спустя один из членов кабинета выразился еще резче: «Для нас не должно быть никаких ограничений. Это вражес­кое имущество. Мы можем взять его и делать все, что поже­лаем».

Притесняемые ранее Западом, народы и территории Вели­кой Восточноазиатской сферы совместного процветания, ны­не отдавали все свои энергетические ресурсы, стратегические материалы и промышленную продукцию военного назначе­ния японской армии. Нефть из Голландской Ост-Индии была весьма ценна для Японии, и к 1943 г. оккупационное прави­тельство так мощно сжало острова своими тисками, что Тодзо хвастливо объявил об окончательном завершении в Японии эпохи нефтяного голода. С Филиппин военные снабженцы и частные торговцы получали хром, медь, железо, руду и магне­зию, из Бирмы — свинец, кобальт и вольфрам, из Таиланда и Французского Индокитая — резину и олово, из Малайи — бок­ситы. Корея продолжала поставлять значительное количество легких металлов и ферросплавов, а уголь поступал из копей Северного Китая и Маньчжоу-Го. Во время Читать далее

Критические замечания

В узких кругах вершителей японской политики уже за некоторое время до этого начали появляться критические замечания в адрес Тодзо-премьера и Тодзо-военного лидера. В том же году, немного позже, быв­ший премьер Окада Кэйсукэ отправил во дворец письмо, тре­буя отправить Тодзо в отставку. Премьера сильно ошеломили направленные против него выступления, прозвучавшие во время официального приема, состоявшегося 25 марта 1944 г. Спикер парламента громко призвал его «взять на себя ответст­венность» за военные неудачи Японии и «уйти в отставку». После этих заявлений, как было отмечено в некоторых днев­никах, в зале раздались аплодисменты. 17 июля, всего через десять дней после падения Сайпана, главные политики отка­зали Бритве в дальнейшем доверии. На следующий день Тодзо отказался от поста премьер-министра и ушел с государствен­ной службы.

Появление осенью 1944 г. пилотов-камикадзе знаменовало собой превращение самоубийства в стратегию. В октябре того года вице-адмирал Ониси Такидзиро, занимавший высокий пост в Министерстве военных имуществ, прибыл на Филип­пины для координации подготовки к американскому вторже­нию. Сильно озабоченный безнадежным отставанием Японии в производстве самолетов, Ониси обратился с просьбой к пи­лотам, находившимся под его командованием, Читать далее

Здание страховой компании

Он совершенно сознательно выбрал в качестве своей штаб-квар­тиры здание страховой компании «Даи-Ичи». Это также было символом. Здание «Даи-Ичи», расположенное напротив им­ператорского дворца, было одним из немногих сооружений европейского стиля, сохранившихся в разбомбленном Токио. Его отчетливый силуэт возвышался надо рвом, окружавшим императорскую резиденцию. Более того, когда советники мо­нарха пригласили SCAP на встречу с императором, МакАртур вместо этого вызвал его в личную резиденцию генерала, рас­положенную в здании бывшего американского посольства. На знаменитой фотографии, запечатлевшей это событие, изображен долговязый генерал, одетый в защитного цвета ру­башку с открытым воротом и без галстука. Он возвышается над миниатюрным монархом, аккуратно одетым в официаль­ный фрак. Это было графическое сопоставление фигур и кос­тюмов, которое не должно было оставлять сомнений по пово­ду того, кто является победителем, а кто — побежденным. «Скажите императору…» — начал МакАртур свою речь через переводчика.

При всей высокопарности его языка и публичном позер­стве, МакАртур, однако, не мог в одиночку определять сущ­ность и направление реформ. Вашингтон решил, что оккупа­ция Японии должна быть опосредованной. Это значило, что японская Читать далее

Стремление к модернизации

Исторический путь Японии, ее Стремление к модернизации по-прежнему оставались чисто японскими. В отличие от Герма­нии и Италии, в Японии правое крыло политического спектра никогда не порождало движение, способное свергнуть правя­щие элиты, ни одна партия или массовая организация не при­ходила к власти и во главе государства никогда не оказывался харизматический лидер. На протяжении 30-х конституция Мэйдзи оставалась жизнеспособной, а решением политических вопросов продолжали заниматься те же элитарные группы, ко­торые управляли страной с 90-х гг. XIX столетия. Япония в кон­це 30-х отличалась от Японии конца периода Мэйдзи и эпохи Тайсо. Всем было понятно, что внутренние проблемы и внеш­няя угроза, перед лицом которых нация оказалась в конце 20-х — начале 30-х гг., подорвали прежнюю веру японцев в парламент­ское правление и экономический либерализм. Более того, на­блюдаемые в 30-е гг. агония политических партий, падение зна­чимости парламента и растущее влияние гражданских и воен­ных бюрократов на кабинет породили такой стиль управления, который был более напористым, авторитарным и милитарист­ским, чем прежде. Если термин «фашизм» не подходит для опи­сания тех изменений, которые происходили в 30-х гг. XX в., то самым подходящим определением процессов, наблюдаемых в это время в Японии, будет понятие «государство национальной обороны». Читать далее

Вла­дели собственными домами

Если говорить более подробно, то к середине 90-х гг. 62,7% семей буракумин вла­дели собственными домами (при среднем уровне по стране в 59,8%). Процент детей буракумин, посещавших высшую школу, приблизился к этому показателю среди детей обыч­ных японцев. 20% молодых людей буракумин (против 28% среди других японцев) посещали колледж, в то время как в 60-е этим могли похвастаться только 2%. Попытки айнов обрести политический голос были услышаны международ­ной общественностью в 1992 г., когда они были приглашены принять участие в церемонии инаугурации Международно­го года ООН туземных народов мира. В самой Японии в< 1994 г. Каяно Сигэру стал первым айном, избранным в пар­ламент.

Отношение правительственных чиновников к этой про­блеме, похоже, также начало меняться. В 90-е гг. город Нагаса­ки выделил значительную часть своего бюджета на оказание помощи корейцам — жертвам атомных бомбардировок, а мэр Хиросимы наконец отдал распоряжение возвести корейский мемориал в Парке Мира.

К этому времени национальное правительство предостави­ло корейцам возможность занимать посты в системе образова­ния и в местных администрациях. Оно также распространило на большинство из них те же социальные гарантии, которыми пользовались японцы. Даже служба натурализации наконец изменила свое отношение. Один высокопоставленный чинов­ник этого ведомства писал: «Безусловно, одно и то же поддан­ство Читать далее