Дипломатическое решение

Коноэ вступил в должность в твердом намерении найти дипломатическое решение ноющей «Китайской проблемы». Той же позиции придерживался и предыдущий премьер Хи­рота Коки, вернувшийся в правительство в качестве минист­ра иностранных дел. Соответственно, на заседании кабинета 8 июля Коноэ приветствовал решение армейского руководст­ва мирным путем урегулировать инцидент у моста Марко По­ло и поддержал принципы «нераспространения» и «решения на местном уровне». К радости членов кабинета, к 11 июля китайский и японский командиры, подразделения которых участвовали в инциденте, достигли временного соглашения. Китайцы должны были принести свои извинения, наказать офицеров, ответственных за происшедшее, и дать обещание бороться с коммунистическими партизанскими формирова­ниями в данном регионе.

Однако, к разочарованию Токио, Чан Кайши отказался за­визировать это соглашение. Прежде генералиссимус признавал все договора, заключенные на местах с японскими военными. Но летом 1937 г. он решил провести черту в песках Северного Китая. Он мог пойти на такой риск, поскольку Гоминьдан на­ходился в значительно лучшей военной и экономической фор­ме, чем десятью годами раньше. Его слова обрели дополни­тельный вес, поскольку он выступал в роли главы нового на­ционалистического режима, созданного в Нанкине в 1928 г. и получившего известность как правительство Гоминьдана, так как именно эта партия определяла политику страны.

Добавить комментарий