Долг перед обществом и самореализация

В первое десятилетие эры Хэйсэй появились и новые соци­альные реалии. Многие стали осознавать, что Япония стреми­тельно превращалась в «седое общество». В 2000 г. более 10% населения было старше шестидесяти четырех лет. К 2025 г. до­ля людей этого возраста составит 27%, или более 30 миллионов человек. Это превратит Японию в страну с самым пожилым на­селением в мире и обременит тяжелой ношей работающую часть населения. Противоположностью образу пожилой, не­мощной Японии был образ энергичной, знающей, чего она хо­чет, и более свободной женщины. В конце столетия она выби­ла для себя место в офисах корпораций и учреждений и приду­мала новые типы взаимоотношений с мужчинами в своей жиз­ни. Молодежь также появлялась на авансцене японской жизни (как считали многие, слишком часто). Ее поведение подрыва­ло традиционные социальные нормы, а преступления, совер­шаемые ею, приводили общество в ужас. Смущая и нарушая покой одних, внушая веселье и надежду в других, перемены, охватившие общество на рубеже нового тысячелетия, открыли дверь новым обсуждениям проблем пола, семьи, работы и школы.

Необходимость ухода за пожилыми, в особенности — за 5,5 миллионами человек, которые, по прогнозам, в 2025 г. бу­дут прикованы к постели или страдать психическими заболе­ваниями, возродила дебаты национального масштаба по по­воду роли женщины. С одной стороны, изменения в демо­графической ситуации затрагивали все те же струны, кото­рые звучали чуть ли не с самого начала стремления Японии к модернизации и подразумевали, что обществу необходимы домохозяйки, которые заботятся о своей семье.

Добавить комментарий