Гражданский кодекс Мэйдзи

В стремлении уничтожить авторитарную концентрацию власти над обществом, SCAP призвал японские власти пере­смотреть Гражданский кодекс Мэйдзи. В частности, МакАр­тур хотел ликвидировать «феодальную» власть мужчин — глав семей над женщинами и детьми и отменить привилеги­рованное положение старших сыновей. Не все японцы были согласны с верховным командующим. Консерваторы, такие как ученый-юрист Накагава Дзэносукэ, превозносили ста­рую семейную систему, называя ее «центральным стержнем восточной моральности» и «триумфом японского духа». Не­смотря на это, как и в случае с другими реформами, прово­димыми в годы оккупации, большое количество японцев были заинтересованы в тех же результатах изменений, что и американцы. В данном случае, женщины еще задолго до войны начали выступать против гражданского кодекса. Их несогласие с особой силой проявилось в 1945 и 1946 гг., ког­да пересмотр конституции и расширение избирательных прав начали предвещать новый мир равноправия полов. Со­ответственно, Министерство юстиции назначило комиссию по пересмотру кодекса еще до того, как требования об этом раздались со стороны SCAC. Многие японцы приложили свои силы к этому делу, чтобы минимизировать роль SCAC. «Япония двигается к отмене семейной системы по своей собственной воле. Ее отмена не была навязана нам генера­лом МакАртуром» — так отзывался о происходившем Окуно Кэнъичи, директор Бюро гражданских дел, позднее — член Верховного суда. Другой член комиссии соглашался с ним, заявляя, что исправление глав, касающихся наследования и внутрисемейных отношений, были необходимы для того, чтобы привести семейное законодательство в соответствие «с перенесением акцентов новой конституции на личное до­стоинство и равенство полов». Альфред Опплер, член SCAP, который наблюдал за процессом, подтверждал эту точку зре­ния. Его штаб никогда не приказывал, и даже не призывал к полному пересмотру старого уложения, писал Опплер, и ко­миссия «проделала более основательную работу, чем мыпредполагали».

Добавить комментарий