Избежал наказания

Император также избежал наказания. Представители Ве­ликобритании и Советского Союза в FEC желали и его уви­деть среди военных преступников, рассматривая его учас­тие в императорских конференциях как свидетельство того, что он участвовал в сговоре по организации агрессии и до­пускал проявление жестокости. Против этого мнения вы­ступили некоторые вашингтонские политики, в том числе бывший посол в Японии Джозеф Гру. Их больше впечатляла роль императора в ликвидации инцидента Двадцать шесто­го февраля, озабоченность, продемонстрированная им осе­нью 1941-го, когда он приказал Тодзо предпринять послед­нюю попытку спасти мир дипломатическими методами, а также его решение прекратить боевые действия в 1945-м. Более того, говорили они, если SCAP превратит институт императорской власти в конституционную монархию, то император привнесет стабильность в послевоенную эпоху, обеспечив сотрудничество между представителями граж­данской бюрократии и сплотив социальную структуру японского общества. Если убрать трон, опасались другие, правительство и общество могут погрузиться в хаос, что от­кроет двери коммунистической угрозе. Сам МакАртур был на стороне тех, кто хотел оставить императора в качестве символа государства. Подобно Трумэну, размышлявшему об использовании атомной бомбы, МакАртур предпочел прак­тические соображения моральным. Голубоглазый сёгун по­нимал, что на протяжении столетий император выступал в роли защитного зонтика для тех, кто правил от его имени. И генерал воспринял эту модель, считая, что монарх побудит свой народ к принятию директив SCAC. Отсутствие защиты сверху, считал МакАртур, поставит под угрозу успех оккупа­ционной политики.

Добавить комментарий