Изображение японского образа

В других случаях люди за пределами Японии были заинт­ригованы тем, как изображение японского образа жизни и ценностей может содержать некий универсальный смысл. Так, когда здания, построенные по проектам Тангэ, получали международное признание, вторым японцем, получившим Нобелевскую премию в области литературы, стал Оэ Кэндзабуро. Его книги описывали опыт переживания трагедии Хи­росимы, противостояние обитателей горных деревень на ос­трове Сикоку и центрального японского правительства, а также жизнь отца со своим сыном-калекой. Хотя Оэ основы­вал свои романы на конкретных примерах позднего периода Сёва, с точки зрения одного выдающегося литературного критика, он создавал «связь между специфическими обстоя­тельствами и универсальной точкой зрения». Подход Оэ, продолжал он, «фокусируется не на том, как далеки японцы от других народов, а наоборот, как близки. Оэ пишет о стра­даниях Японии, и, таким образом, о страданиях всего совре­менного человечества».

Используя самые разные образы, телесериал Осин также привлек внимание широкой международной общественности. Он был показан в 41 стране. Вероятно, у многих появилось же­лание узнать что-нибудь о жизни простых японцев, после то­го как они посмотрели историю Осин, женщины, детство ко­торой прошло в бедной деревушке на севере Японии, которая затем стала горничной, а затем, пройдя через ряд испытаний, стала владелицей супермаркета в Токио. Но настоящий секрет международной популярности сериала Осин, по словам одно­го аналитика, заключался в том, что центральный персонаж обладал качествами, выходившими за рамки языковых и куль­турных барьеров: «силой характера, сердечной теплотой, стой­костью, отвагой и трудолюбием». Что касается Миякэ, то журнал ЕИе удостоил фразы: Son style dupasse les modes («Его стиль выходит за рамки моды»), что является высшей награ­дой французской индустрии моды.

Добавить комментарий