Кон­троль над ценами

Тяжесть ситуации усугублялась инфля­цией. Даже несмотря на то, что правительство ввело кон­троль над ценами на широкий спектр продуктов питания и промышленных товаров, необходимых в повседневной жиз­ни, в 1946 г. цены на них выросли на 539% и еще на 336% — в 1947 г. В хаосе поражения уровень жизни в сельской мест­ности составлял лишь 65% от довоенного, а в городах — все­го 35%.

Трудно преувеличить скудность жизни первых месяцев, даже первых лет мира. Японцы называли свои города яки-но — хара («выжженные поля»). Первые американцы, прибывшие в Токио, были шокированы степенью разорения. «Больше всех страдал маленький человек», писал один журналист, по­скольку «ужасные бомбардировки» разрушили «целые рабо­чие районы»2. Более того, «между Иокогамой и Токио на протяжении многих миль все было уничтожено. Лишь трубы бань, остовы каменных домов и случайно сохранившиеся прочные здания с тяжелыми железными ставнями подобно осколкам зубов торчали над выжженной плоской равниной». Те счастливчики, у которых в предместьях или в расположен­ных вокруг городов деревнях сохранились дома, давали при­ют своим родственникам и друзьям. В японских городах до­мом для десятков тысяч семей стали наспех сооруженные кварталы, где люди теснились в жалких лачугах, построен­ных из обгоревших кусков дерева, упаковочной бумаги и дру­гих подобных обломков. Те, кому повезло меньше остальных, в том числе военные вдовы и сироты, ютились в остовах сго­ревших троллейбусов и автобусов, на подземных перронах основных железнодорожных вокзалов и даже в пещерах, вы­рытых в грудах булыжников и битого кирпича. В начале 1947 г. младший брат Тодзо был обнаружен среди бродяг в Осаке, и даже в 1948 г. 3,7 миллиона семей по-прежнему не имели сво­его жилья.

Добавить комментарий