Конец «холодной войне»

Падение Берлинской стены в 1989 г. и развал Советского Союза в декабре 1991-го определили дальнейший ход исто­рии. Как и в Европе, эти события знаменовали собой конец «холодной войны» в Азии, и для многих японцев они также означали, что Система Сан-Франциско превратилась в ана­хронизм. Если смерть императора Сёва и гибель экономиче­ских и политических пузырей побудили японцев пересмот­реть будущее своей страны, ранние 90-е также предоставили новую возможность подвергнуть переоценке принципы и це­ли внешней политики. Практически все сходились на перво­очередной необходимости пересмотра отношений с Соеди­ненными Штатами. Но и переосмысление будущей роли Японии в Азии и на мировой арене также не отодвигалось на задний план.

Новое международное положение, согласно некоторым политическим фигурам, которые традиционно критиковали Систему Сан-Франциско, предоставило Японии долгождан­ную возможность выпутаться из союза с Соединенными Шта­тами и проводить более самостоятельную внешнюю политику. Другие высокопоставленные правительственные чиновники и влиятельные ученые, однако, не были настолько готовы к от­делению прошлого от будущего. Наоборот, утверждали они, Японии необходимо держаться поближе к Америке, хотя бы по той причине, что сложные экономические взаимоотноше­ния, связывающие две страны, превратили взаимное сотруд­ничество в залог будущего процветания обеих наций. Более того, если СССР более и не представляет собой такой угрозы, какой он являлся ранее, то в Восточной Азии пережитки «хо­лодной войны» сохраняются более упорно, чем в любом дру­гом регионе мира.

Добавить комментарий