Конституция Мэйдзи

Коноэ, убежденный в том, что разделение политической власти, санкционированное конституцией Мэйдзи, более не отвечает потребностям Японии, подкрепил выдвинутые предложения своим политическим весом. Автономия воен­ных служб и распыление власти между несколькими группа­ми элит, считал он, порождают хаос и политические кон­фликты между гражданской и военной ветвями правительст­ва. А это может оказаться фатальным для Японии в условиях чрезвычайного внешнего кризиса конца 1930-х. Коноэ наде­ялся, что новая политическая система, подкрепленная руко­водством массовой политической ассоциации, усилит его по­зиции в отношениях с парламентом, военными и профессио­нальными чиновниками. Таким образом, можно будет осуще­ствлять более скоординированную политику, которая будет иметь поддержку со стороны населения, мобилизованного через АСИП.

Его предложения вызвали смешанную реакцию. Прежде всего, его с энтузиазмом поддержала любопытная смесь из армейских генералов, которые надеялись использовать ас­социацию для обеспечения народной поддержки военным мероприятиям в Китае, и партийных политиков, ожидав­ших, что новая массовая партия позволит им вновь перехва­тить инициативу из рук бюрократии и военных. Разумеется, основные политические партии страны объявили о добро­вольном самороспуске. Это произошло 15 августа 1940 г., еще до того как была создана АСИП. Несмотря на такие проявления поддержки, множество других организаций и персон куда менее тепло отнеслись к детищу Коноэ.

Добавить комментарий