Критика и поиски средств от печалей конца тысячелетия

Как свидетельствует слоганотворчество Мори, события начала эры Хэйсэй вызвали серьезные споры по поводу экономического и политического будущего Японии. С точ­ки зрения политики, последнее десятилетие XX в. началось с призывов вернуться к традиции «сильных» государствен­ных деятелей, таких как Ито Хиробуми и Ёсида Сигэру, ко­торые зачастую изображались «дальновидными и энергич­ными» лидерами, обладавшими очень «твердым характе­ром». В рядах самой ЛДП Хасимото Рютаро и другие поли­тики, которые стремились ухватить власть, любили назы­вать себя «новыми лидерами», которые привнесут новые перспективы и обновленную энергию в процесс управления. Действуя в этом духе, кабинет Хасимото в декабре 1997 г. объявил о своих планах кардинальной реформы финансо­вой системы Японии. Этот план получил прозвище «япон­ский Биг-Бен», в честь мероприятий, проведенных в 1986 г. британским премьер-министром Маргарет Тэтчер с целью освобождения британской индустрии ценных бумаг от чрез­мерного регулирования. Однако кабинет оказался неспо­собным перевести разговоры в область практических мер, которые могли бы «спасти нацию от падения, которое ка­жется бесконечным», как выразился один комментатор, по­этому на японскую общественность эти планы не произве­ли никакого впечатления5. В июле 1998 г. избиратели нанес­ли мощный удар по ЛДП во время выборов в палату Старей­шин, что привело к уходу Хасимото в отставку. Восхожде­ние на вершину политического Олимпа Обучи и Мори, не вызывавших особого вдохновения, заставило многих япон­цев вслух обсуждать проблему привлечения в политику бо­лее способных личностей.

Добавить комментарий