Лишен­ влияния

Более того, МакАртур превратил ACJ, который в годы ок­купации собирался 162 раза, в дискуссионный клуб, лишен­ный всякого влияния. 14 августа 1945 г. МакАртур был назна­чен на должность SCAC. Он был согласен с ранними полити­ческими рекомендациями, разработанными Вашингтоном, видя в них те меры, которые позволят осуществить его собст­венную масштабную задачу по превращению Японии в разви­тую демократическую страну и мирного соседа для всех. Соот­ветственно, он обычно избегал участия в заседаниях ACJ, а когда он все-таки на них появлялся, то особо не прислушивал­ся к тому, что говорят делегаты. Подобным образом МакАртур обычно клал под сукно меморандумы ACJ. Вместо них он по­сылал совету короткие записки, информирующие делегатов о том, что он уже принял меры в соответствии со своими соб­ственными планами. Вскоре он отказался и от этого прояв­ления вежливости. «Директивы SCAP первоначально посту­пали в письменном виде, затем их стали передавать устно, а потом они и вовсе перестали приходить», — вспоминал один из чиновников. В конце концов влияние ACJ перестало вы­ходить за пределы помещения, где он собирался на свои за­седания.

Находясь между FEC и ACJ, МакАртур использовал лю­бую возможность для того, чтобы лично влиять на события. Как SCAP, он и на самом деле обладал значительной властью, включая право распускать парламент, подвергать цензуре прессу, распускать политические партии и издавать админис­тративные директивы, имевшие силу закона. Он был, как о нем кто-то сказал, голубоглазым сёгуном. МакАртур и не со­бирался ломать подобный свой имидж в глазах японцев.

Добавить комментарий