На­циональный приоритет

Правительство, которое сделало экономический рост на­циональным приоритетом, бюрократы, которые осуществ­ляли промышленную политику, возникновение крупных компаний и корпоративных альянсов и громкий голос круп­ного бизнеса — вся эта совокупность, объединенная, каза­лось бы, общими интересами, подтолкнула в 70-е гг. некото­рых наблюдателей к популяризации термина «Инкорпори­рованная Япония». Под этим понятием подразумевалось то, что послевоенное «экономическое чудо» своим существова­нием было обязано уникальным отношениям между прави­тельством и бизнесом. Однако, как это часто случается с идиомами, эта оказалась слишком упрощенной. Япония ни­когда не обладала плановой экономикой, она лишь демонст­рировала некоторую склонность к ней. Более того, кон­фликты между МВТП и другими правительственными агентствами зачастую пускали на дно попытки согласования различных проектов. Подобные ситуации возникали в 70-х и 80-х гг., когда некоторые бюрократические учреждения, в частности Министерство почт и телекоммуникаций, кото­рое имело свои идеи по поводу способов развития индуст­рии телекоммуникаций, саботировали большую часть уси­лий МВТП по продвижению высоких технологий. Вдобавок МВТП почти не присутствовало в некоторых областях про­мышленности. Кроме введения протекционистских пошлин на импортные автомобили, оно не предприняло никаких действий для развития японского автопрома. Наконец, ру­ководящие указания МВТП не всегда оказывали должное воздействие на крупные компании, которые чаще предпочи­тали действовать, исходя из своих специфических интере­сов. Так, когда в 1956 г. министерство вмешалось в сферу ав­томобильного рынка, советуя «Тойоте» не нарушать моно­полию «Исудзу» в производстве дизельных грузовиков, председатель «Тойоты» отверг этот «совет», заявив, что «пра­вительство не имеет права останавливать нас. «Тойота» про­должит продавать дизельные грузовики, даже если минис­терство будет против этого».

Добавить комментарий