Недостаток земли

Семьи, которые испытывали недостаток земли, наоборот, получили значительную выгоду от проведения реформы. Арендаторство вдруг ушло в прошлое. К 1950 г., когда про­грамма земельной реформы была завершена, лишь мизерное число крестьянских семей по-прежнему владело менее чем 10% той земли, которую они обрабатывали. Около 90% всех рисовых полей обрабатывались теми, кто ими владел. Более того, крестьяне приобретали землю по невероятно низким ценам. К последнему году осуществления программы гипер­инфляция послевоенного периода снизила цены до 5% от их первоначального уровня. Иными словами, в 1950 г. аренда­тор мог приобрести десять соток рисового поля за стоимость, эквивалентную стоимости тринадцати пачек сигарет, в то время как в 1939 г. такой же участок земли стоил столько же, сколько и девятилетний запас сигарет, что значительно пре­восходило финансовые возможности обычной арендатор­ской семьи.

По мере того как землевладельцы теряли свое богатство, они также утрачивали и свой статус сельской элиты. Вместо этого возникал широкий класс независимых крестьян, кото­рые, как надеялся SCAP, достигнут процветания и будут с воз­растающей силой поддерживать принципы демократии и ка­питализма. «Перед войной, — много лет спустя вспоминал один фермер, — вы могли работать, работать и работать, но вы никогда не скопили бы денег, вы никогда не смогли бы себе позволить хорошую пищу, у вас не было бы даже просто до­статочного количества пищи. Теперь, даже работая не надры­ваясь, у вас остаются деньги — ну, допустим, не очень много денег остается, но достаточно для того, чтобы не испытывать нужду, — и наша повседневная жизнь представляется роскош­ной по сравнению с прежними временами». Вероятно, МакАртур не сильно преувеличивал, когда заявлял, что со времен Римской империи не было более успешной земельной реформы.

Добавить комментарий