Несо­вместимость личностей

Первое послевоенное десятилетие было наполнено ощу­щением великого исторического момента: могучие соперни­ки, меняющиеся союзы, рывки и повороты политики, несо­вместимость личностей. Оккупационная политика развива­лась по путям, которые зачастую были мучительными и тяже­лыми даже для тех, кто прошел через них, однако семь лет, с 1945 по 1952 г., навсегда изменили ход японской истории. Точнее говоря, многие реформы, как в своем первоначаль­ном, так и в «исправленном» вариантах, ускорили развитие тех процессов, которые зародились еще в довоенную эпоху. Положения о партийном правительстве и ответственном ка­бинете, союз Японии с индустриальным Западом, расшире­ние избирательных прав женщин — все эти идеи и раньше ставились на повестку дня. Урок был очевиден: те реформы, которые имели сторонников в довоенное время или которые нашли новых приверженцев, были осуществлены очень быс­тро и имели шанс на продолжительное существование в по­слевоенные десятилетия.

Трудно себе вообразить, что нечто менее значительное, чем травма, нанесенная поражением в войне, и дисциплинирую­щее влияние иностранной оккупации, могло породить кон­ституцию, которая передавала суверенитет от императора к народу и гарантировала народу права, программу земельной реформы, которая затрагивала практически каждую семью, проживавшую в сельских районах страны, ограничение воен­ной силы потребностями самообороны и рабочее движение, которое набрало невиданные ранее размах и энергию. В кон­тексте всей истории Японии годы оккупации стоят рядом с периодом национального объединения в XVII столетии и рес­таврацией Мэйдзи XIX столетия. Это был один из величайших поворотных пунктов в истории страны. За этот короткий про­межуток времени японский народ пережил изменения, такие же глубокие и быстрые, какие можно найти в любую револю­ционную эпоху новой истории.

Добавить комментарий