Новый монарх

Однако новый монарх Японии вскоре выяснил, что мир не является синонимом спокойствия и безмятежности. На протяжении первого десятилетия Хэйсэй японская экономика, которую, казалось бы, ничто не мог­ло остановить, внезапно затормозила свой стремительный ход, а затем очутилась в упадке, ЛДП стала свидетелем того, как власть выскользнула из ее рук, молодое поколение поста­вило под сомнение уместность ценностей среднего класса, не­довольные меньшинства бросили вызов законности культур­ной гомогенности, а развал Советского Союза изменил меж­дународный пейзаж.

Сдвиги, произошедшие в 90-х, сделали актуальными во­просы о разработке будущего курса демократии в Японии, обновлении экономического роста, поисках путей укрепле­ния социальной сплоченности с одновременной поддержкой развития отдельной личности, а также выстраивания отно­шений с внешним миром. Внезапно выяснилось, что вместо стремления к фиксированной, достижимой цели, поиск мо­дернизации оказался путешествием по бурной реке, которая несется вперед, все время изменяясь и не имея конца. Почти сотней лет ранее, на стыке эр Мэйдзи и Тайсо, Япония, пере­жив полстолетия стремительных изменений, отставила в сто­рону тоску по прошлому и начала отвечать на вызовы и ис­следовать возможности нового столетия. Настало время сде­лать это еще раз.

Добавить комментарий