Закон о равных возможностях

Закон о равных возможностях при найме на работу (ЗРВНР), принятый в 1986 г., внес еще больше изменений в существующие реалии и повлиял на представления о буду­щем. Он призывал работодателей «приложить усилия к то­му, чтобы обеспечить женщин равными возможностями» при найме на любую работу». Он также указывал, что все должны получать одинаковую зарплату за выполнение оди­наковой работы. Двумя годами позже были внесены изме­нения в Закон о стандартах труда. Они ликвидировали огра­ничения, установленные в эру Тайсо, на сверхурочную ра­боту женщин, а также на труд, который считался опасным для здоровья. Некоторые критики утверждали, что законы не достигли поставленных перед ними целей. Через 10 лет после принятия ЗРВНР зарплата японских женщин по — прежнему составляла чуть больше половины от заработка мужчин (в Соединенных Штатах этот показатель равнялся 75%, в Австралии — 90%). Одной выпускнице престижного университета во время собеседования по поводу ее приема на работу в одну из ведущих газет сказали следующее: «Вы уверены, что вы не захотите уйти после вступления в брак? Мы не можем взять на себя такой риск». Тем не менее ЗРВНР и новые условия труда сделали законными притяза­ния женщин и подняли общественную сознательность от­носительно работы и пола.

Денежная политика

Денежная политика также превратилась в особенно чув­ствительную тему на выборах 60-х и 70-х гг. Члены парламен­та с большим аппетитом поглощали финансовые средства. Избирательные кампании стоили недешево, поскольку кан­дидаты зачастую использовали материальные стимулы — по­ездки в токийские офисы парламентариев, дорогие подарки и даже «презенты» наличностью — для привлечения влия­тельных сторонников, которые могли помочь выиграть вы­боры. Добившись депутатского места, парламентарии нужда­лись в крупных суммах, чтобы выполнить обещания, данные избирателям своего округа. В частности, политики ЛДП сла­вились своими близкими связями с избирателями. Они вно­сили свою лепту в местные благотворительные учреждения, выделяли средства на создание новых предприятий и рекон­струкцию старых, а также посылали подарки к свадьбам, по­хоронам и праздникам. Чтобы удовлетворить свои потребно­сти в деньгах, политики обращались к крупным корпораци­ям и богатым людям, которые выказывали желание сделать вклад в бюджет избирательной кампании, платили чрезмер­ные гонорары за короткие речи и выделяли сотни и тысячи йен на организацию обедов и партийных вечеринок. Взамен, что всем было понятно, парламентарий должен был с симпа­тией относиться к законопроектам, благоприятным для его благодетелей.

В конце 60-х — начале 70-х репортеры ведущих Читать далее

Движения туземных народов

Дея­тельность других групп молодых айнов ориентировалась на движения туземных народов, возникавших по всему миру. События внутренней жизни, особенно празднества, устро­енные в Саппоро в 1968 г. в честь столетия реставрации Мэйдзи и «истории Хоккайдо», также давали свой эффект. Проведенные под контролем императора и потребовавшие больших расходов, эти празднества не подразумевали учас­тия в них айнов. Их режиссеры не нашли для них места ни в заново отстроенной «Деревне первопроходцев», ни в Музее развития, за исключением тех картин, где они изображались в качестве проводников и носильщиков первых исследова­телей.

Все айны были возмущены исторической амнезией, про­явившейся в 1968 г. Казалось, она отрицала само их существо­вание. В ответ на это, некоторые группы, такие как Общество Утари [«Нашего народа»], которое являлось преемником Об­щества айнов, оказывали давление на центральное правитель­ство, чтобы выжать из него 12 миллионов йен на финансиро­вание проектов по развитию, подобных тем, которые были осуществлены в общинах буракумин. Более радикально наст­роенные, и, как правило, более молодые, айны позаимствова­ли у буракумин тактику угроз. Они успешно добились отмены телевизионных программ, которые изображали их в негатив­ном свете, заставили принести извинения те журналы, кото­рые печатали на своих страницах Читать далее

Новые технологии

В 1989 г. они со­ставляли более 90% от всех зарегистрированных в Японии фирм. Процветание подобных предприятий было обусловле­но множеством причин. Мелкие предприниматели, оказав­шие важное влияние на экономический рост в эпоху Мэйд­зи, с энтузиазмом принялись осваивать новые технологии и приемы производства, чтобы предложить потребительскому рынку новые популярные товары, точно так же, как это дела­ла «Сони» на начальном этапе своего существования. Другие мелкие предприятия заполняли важную нишу в структуре японской промышленности. Наличие субподрядчиков поз­воляло всем «тойотам» и «мацуситам» мира иметь значитель­ное количество необходимых в производстве материалов и деталей без сооружения дополнительных заводов или увели­чения штата сотрудников. Экономическая бюрократия пол­ностью сознавала ту роль, которую малые предприятия игра­ют в росте экономики и решении проблемы с рабочими мес­тами. Поэтому она оказывала им широкую поддержку в виде налоговых льгот, информации относительно способов увели­чения продуктивности и создания инфраструктуры финан­совых институтов, таких как Финансовая корпорация малого бизнеса, которая была создана в 1953 г. для выдачи кредитов под небольшие проценты для закупки оборудования и мо­дернизации производств.

Экономическая политика SCAP

По мере развития дебатов вокруг экономической политики SCAP, некоторые чиновники находили новые причины для нападок на действия МакАртура. В Конгрессе известные сена­торы и представители брали слово, чтобы выразить глубокую озабоченность по поводу того, что они расценивали как опас­ное коммунистическое влияние на японское рабочее движе­ние. Другие просто напоминали, что оккупация Японии стои­ла американской казне очень дорого. Соединенные Штаты за первые два года оккупации потратили около 600 миллионов долларов на жалование и провиант для персонала SCAC. Кос­венные расходы были еще более значительными. Еще одним аргументом было то, что восстановление японской экономики принесет облегчение американскому налогоплательщику, за­давленному государственными поборами.

Веские аргументы звучали со стороны японских крити­ков. Вероятно, самым активным выискиванием ошибок, со­вершенных SCAP, занимался Ёсида Сигэру. Хотя он поддер­жал некоторые инициативы МакАртура во время своего пер­вого срока на посту премьер-министра, с мая 1946 по весну следующего года, Ёсида гораздо чаще не соглашался с вер­ховным командующим. У премьера, разумеется, не было иного выхода, как прикусить язык в то время, как SCAP про­водил чистку, громил дзайбаиу, лишал императора его приви­легий и создавал перекос в трудовых отношениях в пользу рабочих. Однако на выборах, проведенных в январе Читать далее

Феминистки

Ичикава Фузаэ, равно как и многие другие феминистки, когда атмосфера 30-х утратила свой либерализм, также пере­смотрела свои позиции. Закат политических партий лишил Женскую суфражистскую лигу Ичикава наиболее влиятель­ных покровителей в правительственных кругах, у которых больше не было необходимости искать голоса избирателей. Будучи убежденной в том, что кампании за расширение поли­тических прав не будут пользоваться большим успехом, Ичи­кава изменила тактику и попыталась укрепить позицию жен­щин в японском обществе, добиваясь улучшения положения матерей и детей. Через два месяца после инцидента у моста Марко Поло, семь суфражистских и феминистских организа­ций откликнулись на призыв властей создать «Объединенный фронт» путем формирования Лиги японских женских органи­заций, целью которых было «преодоление ситуации, возник­шей в результате национального кризиса, и подготовка к вос­становительной работе, которая будет необходима по завер­шении инцидента». В феврале 1938 г. Ичикава и еще 10 жен­щин продемонстрировали свое новое отношение к ситуации в стране. Они присоединились к 19 выдающимся националь­ным деятелям, которые призвали японских женщин покло­няться Солнечной богине в святилище Исэ, почитать импера­торскую семью, оберегать семейный бюджет от необдуманных трат, быть хорошими соседями, одеваться просто и удержи­ваться от употребления алкоголя.

Министерство народного благосостояния

Они в скором времени со­здали Министерство народного благосостояния и осущест­вили национализацию электрической промышленности. Каждое из этих мероприятий сочетало в себе как граждан­ские, так и военные аспекты. Министерство здоровья и бла­госостояния было создано 11 января 1938 г. Оно было при­звано осуществлять руководство всей медицинской помо­щью и социальными программами. В его задачи входили по­иски путей улучшения здоровья японской молодежи, что было особенно важно для военных, поскольку, к их удивле­нию, большое количество новобранцев по своему состоя­нию здоровья оказались не годными к службе в армии. Акт об электрической промышленности, утвержденный парла­ментом, вступил в действие 10 апреля 1938 г. В соответствии с ним все предприятия данной промышленности объединя­лись в 9 компаний, которые передавались под управление Министерства коммуникаций. Эта мера была направлена на то, чтобы обеспечить дешевой электрической энергией эко­номически отсталые регионы. Одновременно она гаранти­ровала военным заводам получение такого количества энер­гии, какое им было необходимо.

Коноэ держал в голове еще более захватывающие дух прожекты. Во время подготовки к 73-й сессии император­ского парламента, назначенной на 26 декабря 1937 г., СП К разработало законопроект о национальной мобилизации. Это мероприятие предоставляло Читать далее

Божественное происхождение

Вслед за кратким историческим обзором, в котором особо подчерки­валось божественное происхождение императорской динас­тии, располагалась серия эссе националистического содержа­ния. В них разбирались достоинства «особых и единственных в своем роде» обычаев, культуры, религии, морали и образа жизни. На страницах учебника песнями в прозе звучали опи­сания достижений прошлого, приписываемых мудрости им­ператорского дома. Одновременно в книге содержались при­зывы к молодому поколению японцев готовить себя к любым жертвам, необходимым для поддержания единства императо­ра и нации.

Наряду с изучением новых текстов, ученикам следовало обращать больше внимания на физическую подготовку и за­нятия боевыми искусствами, такими как дзюдо и кэндо, кото­рые заменили собой бейсбол в программе физического воспи­тания. Даже свободное от школьных занятий время было за­полнено новыми обязанностями. После того как Коноэ объя­вил о стремлении Японии к установлению Нового порядка в Восточной Азии, ученики должны были посвящать свое сво­бодное время общественным работам, таким как поддержание чистоты в парках и уборка листьев, до которых не доходили руки у взрослых по мере перевода страны на военные рельсы. Более того, с 1939 г. подростки в возрасте от 12 до 19 лет, кото­рых Читать далее

Достучаться до сердец

Способность фракций ЛДП достучаться до сердец самых различных избирателей была одной из причин ее долгого контроля над парламентом и кабинетом. Еще одной причи­ной была ее способность улавливать новые тенденции, как это было в случае с призывом к решительному экономичес­кому росту в 60-х, а затем в 70-х — с принятием законода­тельства против загрязнения окружающей среды и направ­лением значительных средств из бюджета на развитие пар­ков, библиотек и другими мерами по улучшению жизни горожан. Важным фактором было и сотрудничество с бю­рократией, поскольку чиновники несли формальную ответ­ственность за осуществление законов, принятых депутата­ми ЛДП. Ёсида, который и сам до войны был сотрудником Министерства иностранных дел, установил тесные связи с бюрократией, убедив высокопоставленных чиновников продолжать карьеру в рядах ЛДП. Эти взаимоотношения приобрели столь тесный характер, что три отставных чи­новника стали главами основных фракций ЛДП и последо­вательно занимали пост премьер-министра с 1957 по 1972 г.: Киси Нобусукэ, Икэда Хаято и Сато Эйсаку (младший брат Киси, который в юности принял фамилию одного из родст­венников).

Договор о безопасности

Всего несколько часов спустя подписания договора пред­ставители Японии в Сан-Франциско поставили свои подписи и под Японско-американским договором о безопасности. Бу­дучи очевидным порождением «холодной войны», этот доку­мент позволял Соединенным Штатам размещать свои войска на территории Японии. Хотя опросы общественного мнения позднее показали, что большинство японцев поддержали мирный договор, многие считали, что Ёсида пошел на слиш­ком большие уступки, согласившись на соглашение о безо­пасности. Этот документ, опасались его оппоненты, подчи­нит нужды обороны Японии политике Соединенных Штатов и, фактически, подвергнет риску будущее страны. Особенно не нравились им положения, согласно которым американ­ские силы, размещенные в Японии, должны были действо­вать в соответствии с широким мандатом по поддержанию мира во всей Восточной Азии, и что Соединенные Штаты могли свободно направлять эти силы куда угодно и когда угодно, без получения разрешения, и даже без консультаций с японским правительством. Опасность, связанная с этим, ка­залась очевидной. Если Соединенные Штаты будут предпри­нимать военные действия с баз, расположенных на террито­рии Японии, то это легко может втянуть Японию в конфликт, который является продуктом внешнеполитических махина­ций Америки и не отвечает интересам самой Японии.