Послевоенное возрождение и деловое сообщество

Крупный бизнес с энтузиазмом откликнулся на новые воз­можности, открывшиеся перед ним в поздний период эпохи Сёва. В первое послевоенное десятилетие хорошо всем знако­мые судостроительные компании, такие как «Исикавадзима» и «Кавасаки», получили правительственные кредиты, закупили на Западе новые передовые технологии, внедрили новую техни­ку, такую как электросварка и автоматические резаки для лис­товой стали, и к концу 50-х превратили Японию в лидера миро­вого судостроения. «Тойота», заводы которой были сровнены с землей во время войны, начала свое возрождение в начале 50-х, после того как она получила значительные прибыли за счет ре­монта и производства запчастей к американским военным ма­шинам во время Корейской войны. Вскоре «Тойота» и другие автомобильные фирмы, такие как «Ниссан», наняли передовых инженеров, автоматизировали свои новые производства, по­ставили на сборочную линию роботов, усовершенствовали ин­вентарный контроль, скоординировав производство и поставку отдельных деталей с субподрядчиками, подписали контракты на розничную продажу и создали совершенно новые по своей стилистике модели автомобилей, такие как «Тойота Корона» (1957) и «Ниссан Блюберд» (1959). Эти мероприятия принесли феноменальные результаты. Как следует Читать далее

Судьба Японии

Страх Коноэ по поводу дальнейшей судьбы Японии не подтолкнул императора к действиям в феврале, но весной, когда Судзуки стал премьер-министром, Коноэ вновь мате­риализовался, предложив свои советы и службу. Япония была в огненном кольце, ее города разрушались, и в этих условиях Судзуки и другие умеренные политики, входившие в состав его кабинета, решили обратиться к Советскому Союзу, с просьбой выступить в роли посредника между Японией и Со­единенными Штатами. Поколением раньше сами Соединен­ные Штаты использовали свое влияние, чтобы способство­вать заключению договора между Россией и Японией. В июне император дал понять, что поддерживает этот план, проде­монстрировав тем самым, что в настоящее время он желает найти достойный способ завершения боевых действий. Даже когда Кремль отверг первое обращение Японии, Судзуки продолжал надеяться. В начале июля премьер-министр по­просил Коноэ отвезти в Москву личное письмо императора, в котором выражались надежды Его Величества на мир. Вы­полнить эту просьбу Коноэ согласился после личной встречи с монархом.

Однако, прежде чем Коноэ смог завершить свои приготов­ления к поездке в Москву, Сталин, Черчилль и Трумэн собра­лись в Потсдаме для обсуждения условий капитуляции Япо­нии. Американский президент был обеспокоен японскими поисками мира. У него вызывала сомнения их искренность, и он не хотел идти с ними Читать далее

Дипломатическое решение

Коноэ вступил в должность в твердом намерении найти дипломатическое решение ноющей «Китайской проблемы». Той же позиции придерживался и предыдущий премьер Хи­рота Коки, вернувшийся в правительство в качестве минист­ра иностранных дел. Соответственно, на заседании кабинета 8 июля Коноэ приветствовал решение армейского руководст­ва мирным путем урегулировать инцидент у моста Марко По­ло и поддержал принципы «нераспространения» и «решения на местном уровне». К радости членов кабинета, к 11 июля китайский и японский командиры, подразделения которых участвовали в инциденте, достигли временного соглашения. Китайцы должны были принести свои извинения, наказать офицеров, ответственных за происшедшее, и дать обещание бороться с коммунистическими партизанскими формирова­ниями в данном регионе.

Однако, к разочарованию Токио, Чан Кайши отказался за­визировать это соглашение. Прежде генералиссимус признавал все договора, заключенные на местах с японскими военными. Но летом 1937 г. он решил провести черту в песках Северного Китая. Он мог пойти на такой риск, поскольку Гоминьдан на­ходился в значительно лучшей военной и экономической фор­ме, чем десятью годами раньше. Его слова обрели дополни­тельный вес, поскольку он выступал в роли главы нового Читать далее

Женщины — лидеры

Именно их поддержка, связанная с деятельностью таких женщин-лидеров, как Ичи­кава, и с воспоминаниями о борьбе межвоенного периода обеспечила успех закону, принятому 17 декабря 1945 г., кото­рый предоставил женщинам избирательные права. Из 79 жен­щин, боровшихся за места в Палате Представителей на первых послевоенных выборах, проводившихся в апреле 1946 г., 39 одержали победу. В апреле женщины толпами шли на участки для голосования. На этих выборах 67% женщин воспользова­лись предоставленным им правом. Это было меньше анало­гичного показателя у мужчин, который достиг невероятной цифры в 79%. Однако из-за того, что многие мужчины были убиты или находились вдали от родины, ожидая возвращения с воинской службы, в абсолютном счислении в голосовании приняло участие больше женщин (13,8 миллиона), чем муж­чин (12,8 миллиона).

Если желания прошлого служили путеводной звездой для теперешнего вдохновения, то травма, нанесенная войной и капитуляцией, также повлияла на представления японских мужчин и женщин о лучшем будущем. Для большинства представителей среднего класса и рабочих осенью 1945 г. не­хватка ощущалась во всем: в работе, жилье, пище и медика­ментах, надеждах и мечтах. По грубым прикидкам SCAP, война стоила Японии трети всех ее богатств и половины по­тенциальных доходов. К концу 1947 г. в страну вернулись почти Читать далее

Пересмотр закона

Ёсида начал принимать меры против рабочего радикализ­ма в 1949 г., когда он устроил пересмотр закона о регулирова­нии трудовых отношений с целью наделить назначаемые правительством комиссии большими полномочиями при ли­цензировании профсоюзов. Это мероприятие должно было оградить профсоюзы от коммунистического влияния. Ёсида продолжил эту линию в 1950 г., когда он, с разрешения SCAP, инициировал «красную чистку», чтобы удалить коммунистов с руководящих государственных постов и из профсоюзного движения. В скором времени эта кампания распространи­лась и на частный бизнес. К осени 1950 г. работу потеряли 200 ООО «левых» учителей, журналистов и заводских рабочих. По иронии судьбы, юридическим поводом к этой чистке по­служила старая директива SCAP № 548, которая запрещала участвовать в «сопротивлении или противостоянии оккупа­ционным силам».

В 1948 г. МакАртур начал отходить от политики ликвида­ции дзайбаиу. Это было еще одним проявлением изменения курса. Прохождение Закона о разукрупнении в 1947 г. вызва­ло бурю критики со стороны лидеров японского бизнеса. Они предрекали обрушение экономики, если SCAP будет на­стаивать на ликвидации или реорганизации тысячи компа­ний. В то же самое время в Вашингтоне доклад Кауфмана по­родил страхи относительно «чокнутых» в GHQ. Джордж Ф. Кеннан из штаба политического планирования Госдепарта­мента также поддержал ту точку зрения, что Закон о разу­крупнении приведет Читать далее

Огра­ничивая права

Другие критиковали Ёсида за то, что он согласился с двумя другими пунктами, которые, как они считали, унижали Японию, огра­ничивая ее права как суверенной нации. Один из них предо­ставлял американским солдатам право подавлять внутренние мятежи и волнения, если с просьбой об этом к ним обратятся японские власти. Другой запрещал Японии предоставлять свою территорию для размещения военных баз любой треть­ей стране или гарантировать ей другие привилегии в военной сфере без получения согласия на это со стороны Соединен­ных Штатов. Ёсида, утверждали его недоброжелатели, вверг Японию в «подчиненную независимость».Колкие замечания приводили Ёсида в ярость. Но этот вете­ран бесконечных политических баталий обошел своих оппо­нентов с флангов и осенью 1951 г. успешно провел через пар­ламент как мирный договор, так и договор о безопасности. За­получив отныне Японию в свой лагерь в «холодной войне», се­нат Соединенных Штатов ратифицировал договоры о мире и о безопасности в марте 1952 г. Оба соглашения вступили в дей­ствие 28 апреля 1952 г. Ёсида считал создание системы Сан — Франциско величайшим триумфом в своей карьере. Япония возвращала свой суверенитет, долгая оккупация ее территории войсками другой державы подходила к концу, страна присое­динилась к казавшемуся непобедимым англо-американскому блоку, и, кроме того, японский Читать далее

Коммунистическая партия

Гегемонию ЛДП оспаривали несколько партий. На левом фланге Японская коммунистическая партия, представители которой в 80-х обычно занимали 20-30 мест из 512 в Палате Представителей, выступала за мирный переход к социализму и противостояла американо-японскому Договору о безопас­ности. Японская социалистическая партия (ЯСП) имела более широкое представительство. За ее спиной стояли рабочие ор­ганизации, и иногда она проводила в парламент более 100 кан­дидатов. Она выдвигала экономические программы социалис­тического содержания, а в мае и июне 1960 г. она возглавила атаку на Киси. Центр занимала Комэйто, или Партия чистого правительства. На политической арене она появилась в 1964 г. и вскоре завоевала значительную поддержку со стороны об­щества. Она призывала к ликвидации политической корруп­ции, выступала за выделение более значительных средств на социальные программы и за мирное сосуществование между нациями.

Ряд выдающихся японских женщин-политиков также выступали против политики ЛДП и способов ее осуществле­ния. В парламенте они были либо независимыми депутата­ми, либо входили в одну из оппозиционных партий. Ками­чика Ичико, феминистка и журналистка довоенной эпохи, в свое время провела 2 года в тюрьме за удар ножом, нанесен­ный своему любовнику Осуги Сакаэ, после того как он бро­сил Читать далее

Танака

Как только летом 1972 г. Танака стал премьер-министром, заявления о сомнительных вкладах со стороны его сторонни­ков в недвижимость и строительный бизнес втянули его адми­нистрацию в стремительный вихрь споров и дискуссий. Прак­тически ежедневно в ведущих газетах и журналах появлялись материалы с публичными разоблачениями. В один момент от­крылось, что Танака назначил дважды разведенную бывшую хозяйку ночного клуба ответственной за финансовые средства его фракции. При этом миллиарды йен были использованы на то, чтобы смазывать политическую машину ЛДП. Подобные махинации ошеломляли общественность и, в конце концов, в декабре 1974 г. Танака был вынужден уйти с поста премьера. Менее чем через 2 года после этого японская полиция аресто­вала его. Это произошло после того, как расследование дея­тельности самолетостроительной корпорации Локхид, пред­принятое американским Сенатом, показало, что он получил 500 миллионов йен в качестве взяток, находясь на посту пре­мьер-министра. За это он «побудил» государственную авиа­компанию «Ол Ниппон Эйрвэйз» приобрести самолеты ком­пании Локхид. После 7 лет изучения дела, районный токий­ский суд признал Танака виновным, но продолжительные апелляции и удар, чуть не ставший для него фатальным, спас его от ужасов тюремной камеры.

Сползание в войну

Ни армейский генштаб, ни премьер Коноэ Фумимаро, только что назначенный на этот пост, не были особо встрево­жены дошедшими до Токио подробностями последнего ин­цидента, произошедшего в Китае. Конфронтация казалась всего лишь еще одним незначительным происшествием, ко­торое можно быстро разрешить в рутинном порядке. В ночь на 7 июля 1937 г. группа японских солдат, принадлежавших к одному из международных подразделений, размещенных в районе Пекина в соответствии с Боксерским протоколом, проводила обычные полевые учения около знаменитого мос­та Марко Поло, расположенного приблизительно в 10 милях к западу от старой столицы императорского Китая. Солдаты добавили немного реализма в свои войсковые занятия, стре­ляя холостыми патронами из пулеметов. Это было обычной практикой, однако в ту ночь, к их великому изумлению, в от­вет они получили очереди вполне боевых выстрелов, произ­веденных, предположительно, китайскими войсками. Во время проведения переклички выяснилось, что один из японских военнослужащих пропал. Командир роты испро­сил разрешения провести поиски в районе соседнего город­ка, и когда китайцы отказали ему в этом, японцы попытались войти в поселок с использованием силы. После этой второй стычки каждая из сторон направила к месту действия по пе­хотному батальону, даже несмотря на то, что потерявшийся солдат вскоре Читать далее

Встреча завершилась

Встреча завершилась на зловещей ноте. Никто в точности не знал, как на эти предложения отреагируют Рузвельт и Халл. Однако большинство участников встречи 1—2 ноября были настроены пессимистически. Они настаивали, чтобы, в случае если до полуночи 30 ноября из Соединенных Штатов не будет получено положительного ответа, боевые действия были нача­ты при первом же подходящем случае. К тому же новый премьер-министр не был настроен на мирное решение конфлик­та. Обсудив вечером 2 ноября результаты согласительной кон­ференции с императором, Тодзо вернулся в свой кабинет и сказал помощнику: «Клянусь богами, с помощью этих предло­жений я надеюсь достичь договоренностей с Соединенными Штатами, чего бы это ни стоило».

В Вашингтоне Халл с ходу отверг предложение А, и 26 но­ября он отправил послу Номура ноту, поставившую крест на всех дипломатических усилиях. Прямой и решительный, Халл с молодых лет, еще когда он в конце XIX в. верхом на своем коне объезжал холмы Теннеси в качестве окружного судьи, усвоил необходимость твердо отстаивать свои прин­ципы. В 1930-х, в качестве госсекретаря, он осуждал япон­скую агрессию против Китая, презирал крикливое пренебре­жение японцев по отношению к международным договорам и надеялся, что экономическое давление сделает мир воз­можным. Санкции, однако, Читать далее