Пакт о ненападении

Действенность американской политики возрастающего экономического давления была проверена в 1941 г. В апреле, всего через несколько дней после того как Япония подписа­ла с Советским Союзом Пакт о ненападении, Халл передал японскому послу в Вашингтоне список условий, необходи­мых для нормализации экономических отношений между двумя странами. Эти условия, известные как «четыре прин­ципа Халла», включали в себя требования уважения к терри­ториальной целостности других стран, невмешательства во внутренние дела других государств, признания равных торго­вых возможностей для всех и изменения статус-кво только при помощи мирных методов. После того как в июле 1941 г. Япония направила свои войска в южную часть Французского Индокитая, продемонстрировав, таким образом, нежелание принимать условия Халла, ФДР подписал распоряжение о за­мораживании всех японских активов в Соединенных Штатах. Опираясь на этот документ, американские власти ввели пол­ное эмбарго на продажу Японии нефти. К началу августа такие же меры были приняты Великобританией, Голландией, Новой Зеландией и Филиппинами.

Для того чтобы никто не мог превратно истолковать ре­шимость Америки защищать свои интересы в Азии, Рузвельт 26 июля 1941 г. назначил Дугласа МакАртура командующим американо-филиппинскими силами и направил в американ­скую тихоокеанскую колонию несколько эскадрилий совре­менных истребителей и дальних бомбардировщиков. Спустя две недели Рузвельт и Черчилль встретились на американ­ском линкоре близ побережья Ньюфаундленда. Во время этой встречи они скрепили свой стратегический союз, под­писав 14 августа Атлантическую хартию. Этот документ, со­стоявший из восьми положений, реанимировал вильсонов­ский интернационализм. В нем утверждалась вера в выгоду открытой и свободной торговли и содержался призыв к уми­ротворению тех «наций, которые угрожают, или могут угро­жать, агрессией за пределами их границ». Более того, подчер­кивалось в документе, Соединенные Штаты и Великобрита­ния рассматривают как святую святых «право всех народов на выбор той формы правления, при которой они хотят жить; и они желают видеть восстановление суверенных прав и са­моуправления в тех местах, которые силой были лишены этого».

Добавить комментарий