Плохо с пи­щей

Плохо было не только с жильем, плохо было еще и с пи­щей. Когда император объявил о капитуляции, большинство японцев уже испытывали трудности с едой. Ситуацию ухуд­шили неурожаи 1945-1947 гг., вызванные плохой погодой, разрушением транспортных путей и систем распределения, отсутствием удобрений, изношенностью техники и истощен­ностью фермеров. Как и в последний год войны, люди были вынуждены вместо риса питаться ячменем и картофелем. В муку для выпечки хлеба добавляли молотые желуди и опил­ки, а источником протеина служили черви, кузнечики, кры­сы и лягушки. Соединенные Штаты помогли избежать мас­сового голода зимой 1945/46 г., направив в Японию транс­порты с пшеницей, кукурузной мукой, сухим молоком и вя­леным мясом, однако еще долгое время над каждым японцем витала тень голода. В 1947 г. средняя семья тратила на про­дукты питания 70% своих доходов — в два раза больше, чем самые бедные городские рабочие во времена Маньчжурского инцидента. Но даже при этом большинство людей в день потребляли в среднем 1200 калорий. Это было в два раза меньше того количества, которое правительство называло как необходимое для взрослого человека.

Нищета и убожество середины и 2-й половины 40-х годов со­здавали благоприятные условия для возникновения эпидемий. С 1945 по 1948 г. около 650 ООО человек заразились холерой, ди­зентерией, тифоидной лихорадкой, дифтерией, менингитом, полиомиелитом и другими болезнями. В условиях разрушенной системы здравоохранения и острой нехватки медикаментов око­ло 100 ООО из них умерли. Еще больше жизней унес старый враг, туберкулез. В 1947 г. его жертвами стали около 150 000 человек, и до 1951 г. от этой болезни ежегодно умирало более чем по 100 000 человек. В 1947 г. детская смертность составляла 77 случаев на 1000 новорожденных (для сравнения, через 40 лет этот показа­тель равнялся 5 случаям на 1000). Смертность в 1947 г. достигла15 на 1000, против 6 на 1000 в конце 80-х.

Добавить комментарий