Поисков «новых целей»

Никто, однако, не мог предложить надежную формулу преодоления проблем конца столетия. Ту­манные банальности по поводу поисков «новых целей» и «со­ставления новых планов на грядущее столетие» наполняли страницы газет. Когда премьер-министр Обучи обратился к нации в час ночи 1 января, он бодро отрапортовал, что Япония не столкнулась с серьезными трудностями, связанными с ком­пьютерной «проблемой-2000». Большинство японцев вступа­ли в новый век все в той же вялой манере. Некоторые посеща­ли буддийские храмы, где звон колокольчиков возвестил очи­щение от грехов прошлого года. Другие шли в синтоистские святилища, чтобы приобрести талисманы и попросить богов быть милостивыми в наступающем году. По всей стране семьи собирались вместе, чтобы отведать праздничные блюда и по­смотреть «Состязание по пению между Красными и Белыми».

Отсутствие каких бы то ни было призывов к кардиналь­ным политическим переменам, вероятно, свидетельствовало о том, что большинство японцев утешали себя тем фактом, что инструменты и принципы парламентской демократии в конце концов вернут их стране хорошее управление и эконо­мическое процветание. Тем не менее некоторые желали про­ложить новый культурный путь в будущее. Если большинство мужчин и женщин встречали новый, 2000 г. способом, кото­рый в конце столетия казался таким японским, то другие при­звали к новому космополитизму. В начале XX столетия гос­подствовала та точка зрения, что Япония должна учиться у других и превратиться в страну, где Ибсен и Толстой не явля­ются более иностранцами. В противоположность ей, новый интернационализм конца XX — начала XXI столетия призы­вал переступить границы своей национальности, заглянуть дальше проблем текущего момента и привнести что-то новое в мировую культуру.

Добавить комментарий