Полное разрушение

В противном случае ее ожидало полное разрушение. Деклара­ция призывала японское правительство очистить свои ряды от милитаристов, разоружить армию, ограничить свой суверени­тет теми территориями, которые входили в ее состав в начале периода Мэйдзи, а также согласиться на оккупацию страны союзниками. По поводу судьбы императора, который был центральным понятием японского кокутай, в ней ничего не было сказано.

Судзуки был загнан в угол. Армия по-прежнему была пол­на решимости сражаться до конца. Более того, независимо от силы желания некоторых членов кабинета добиться заключе­ния мира, они не могли заставить себя согласиться на капиту­ляцию, которая позволит чужеземной оккупационной армии демонтировать имперскую систему и, если та пожелает, выста­вить правящего японского монарха обычным военным пре­ступником. Судзуки, опасавшийся, что прямой отказ принять Потсдамские условия спровоцирует Трумэна на дальнейшую эскалацию боевых действий, просто «проигнорировал» декла­рацию. Семидесятивосьмилетний премьер-министр неудачно подобрал выражение. Это слово звучит по-японски как «моку — сацу» и передает оттенок «относиться с молчаливым презре­нием». Поэтому Трумэн ответил усилением натиска на Япо­нию, и так находившуюся на краю пропасти.

Добавить комментарий