Про­слойка осталась

Премьер-министр смог только «поддержать» создание контрольных ассоциаций. Ни одно производство и ни одна компания не были национализированы. Традиционная про­слойка управленцев осталась на своих местах, прибыли были разрешены, а национальные координационные агентства так и не были созданы.

Коноэ умылся кровью во время сражения за Новый эко­номический порядок, но он был далек оттого, чтобы проиг­рать войну. Между весной 1938 г., когда вступил в силу Закон о всеобщей национальной мобилизации, и осенью 1941-го, когда Коноэ окончательно покинул пост премьер-министра, кабинет и бюрократы-обновленцы как с цепи сорвались. В этот период они приняли более 100 законов и декретов, ко­торые различными способами способствовали проникнове­нию государства в экономическую деятельность. В это вре­мя премьер искал у парламента поддержки своей деятельно­сти. Но, если депутаты упорствовали, Коноэ и его сторонни­ки обращались к императору или задействовали один из пунктов Закона о всеобщей национальной мобилизации, несмотря на торжественное обещание не прибегать к нему до окончания конфликта с Китаем. Например, когда в кон­це 1938 г. японские войска продвигались к Кантону и Ханкоу, только что принятый закон о производстве механичес­кого оборудования и производстве самолетов обеспечил правительственными субсидиями эти важные в стратегичес­ком отношении направления. Правда, при этом они попада­ли под плотный контроль со стороны государства. В ноябре того же года армия успешно продавила постановление о вве­дении максимального уровня прибылей для крупнейших корпораций. 20 октября 1939 г. были приняты Постановле­ния о контроле над ценами и о временных ограничениях за­работной платы. Они устанавливали максимальный уровень зарплаты, розничных цен и арендной платы. В 1940 г. прави­тельство ввело фиксированные нормы на продажу риса, са­хара и спичек.

Добавить комментарий