Пучина взаимных претензий

Когда две великие тихоокеанские державы погружались в пучину взаимных претензий и недоверия, кабинет Коноэ и высшее военное командование приняли судьбоносное реше­ние о продвижении к югу. 1 августа 1940 г. министр иностран­ных дел Мацуока предъявил французскому послу требование, чтобы администрация Французского Индокитая предоставила японским войскам свободный проход через ее территорию для проведения операций против Китая, а также позволила бы им использовать свои аэродромы для нанесения ударов по лини­ям снабжения. «Если французские власти не примут наших требований, — заявил Мацуока послу, страна которого только что капитулировала перед Германией, — мы будем вынуждены нарушить ваш нейтралитет». 30 августа французы согласи­лись с требованиями Токио лишь с одним условием, что Япо­ния ограничит свои операции территорией тех провинций, которые расположены вдоль китайской границы. К концу сентября японцы завершили оккупацию северного Француз­ского Индокитая.

Приободренный министр Мацуока приступил к осуществле­нию того, что он сам называл «дипломатией блицкрига». 27 сен­тября 1940 г. он встретился в Берлине с представителями Герма­нии и Италии и подписал с ними Тройственный пакт. Согласно этому документу, все три страны обязывались оказывать воен­ную и экономическую помощь любой из них, если она станет жертвой агрессии со стороны любой другой державы. Мацуока надеялся, что это соглашение сделает сдержанной реакцию аме­риканцев на вторжение Японии во Французский Индокитай.

Добавить комментарий