Рапорт о происшедшем

Когда генеральный штаб в Токио утром 8 июля получил рапорт о происшедшем, начальник штаба решил разрядить обстановку и направил по телеграфу приказ местному япон­скому командиру выработать соглашение со своим китай­ским коллегой. Это также было привычной практикой раз­решения мелких конфликтов в Северном Китае. Решение начальника генштаба встретило понимание у некоторых штабных офицеров, которые считали, что Япония должна избегать вооруженных конфликтов в Китае, которые могут привести к полномасштабной войне.

В 3 часа пополудни 8 июля, всего через несколько часов по­сле того как начальник генштаба приказал урегулировать кон­фликт, премьер-министр Коноэ созвал кабинет для рассмот­рения ситуации. Коноэ еще не обладал достаточным опытом, однако его подготовка к исполнению роли премьера была бе­зупречной, равно как и его родословная. Он родился в 1891 г. в одной из самых известных аристократических семей. По окончании Киотского университета его ожидала карьера госу­дарственного служащего. Почтенный Саёндзи Кинмочи включил молодого принца в состав японской делегации на Парижской мирной конференции 1919 г. Повзрослев, Коноэ последовал по стопам отца, став энергетическим центром Па­латы Пэров, которую он возглавил в 1933 г. Саёндзи и другие вершители японской политики впервые обратились к нему с просьбой занять пост премьера после инцидента Двадцать ше­стого февраля. Их мотивацией было то, что харизматичный принц вызывал уважение широкого спектра японских поли­тических элит и был способен поддерживать авторитет кон­ституционного правительства на высоком уровне. В 1936 г. Коноэ отклонил предложение Саёндзи, но в июне 1937 г., ког­да его покровитель вторично обратился к нему, он дал свое со­гласие.

Добавить комментарий