Рост подростковой преступности

Для многих ученых тот факт, что большинство малолетних правонарушителей происходили из среднего класса, был го­раздо более тревожным, чем рост подростковой преступности сам по себе. Можно было понять, почему дети из бедных се­мей шли на охоту за стариками в послевоенные годы, когда 10 ООО хулиганских нападений в год никого не удивляли. В 1955 г. около половины малолетних правонарушителей проис­ходили из неблагополучных семей. К середине 90-х, однако, около 4/5 молодых преступников жили в семьях, где были оба родителя, а около 90% могли быть отнесены к среднему клас­су. Многих взрослых шокировало то, что подростки, аресто­ванные за грабежи, заявляли, что они просто хотели раздобыть денег на развлечения. По мере того как японцы становились все более богатыми, рыдали комментаторы, они, похоже, ста­новились духовными банкротами.

Волна подростковой проституции, казалось, подтверждала это мнение. Само это явление обозначалось эвфемизмом «спонсорская дружба». Мужчины средних лет сходили с ума по молоденьким девушкам, которым надо было лишь набрать номер коммерческой голосовой службы, чтобы скинуть сооб­щение подобного содержания: «Я — шестнадцатилетняя уче­ница высшей школы. Я ищу кого-нибудь, с кем бы я могла встретиться завтра для спонсорской дружбы. Мой рост — 165 сантиметров, вес — 49 килограммов. Мне кажется, что я хоро­шенькая и остроумная. Моя цена — «5» [50 ООО йен] за два ча­са». Позвонив, мужчина мог встретиться с веселой, хорошо одетой и, по всем внешним признакам, обычной ученицей, которая соглашается на секс только потому, что ей хочется су­мочку авторской работы за 100 ООО йен или других шикарных вещей известных брэндов, которые она не может позволить себе приобрести на деньги своих родителей. В 1995 г.

Добавить комментарий