Статус веду­щей державы

Запад, по его мне­нию, теоретически мог признавать за Японией статус веду­щей державы, однако на практике островное государство оставалось субъектом, присутствие которого в мире, управ­ляемом западными империалистами, было нежелательным. Ограничение вооружений, установленное на Вашингтон­ской конференции и подтвержденное в Лондоне в 1930 г., просто ставило Японию в подчиненное положение по отно­шению к западным державам, в особенности по отношению к Великобритании и Соединенным Штатам. Выживание нации, согласно Коноэ, зависело от достижения Японией экономической самодостаточности и разрушения злонаме­ренной системы международных отношений, основанной на теории расового превосходства, которая рассматривает азиатские народы как второстепенные объекты на междуна­родном поле.

3 ноября 1938 г. правительство Коноэ отметило взятие Кантона и Ханкоу формальным объявлением «нового по­рядка» в Восточной Азии. В тот же вечер премьер по радио обратился к нации. «То, чего добивается Япония, — торжест­венно объявил он, — это установление нового порядка, кото­рый способен обеспечить постоянную стабильность в Вос­точной Азии. В этом заключается конечная цель нашей те­перешней военной кампании». Установление «нового по­рядка» явилось бы «установлением тройственных отноше­ний между Японией, Маньчжоу-Го и Китаем, основанных на взаимопомощи и координации своих действий».

Добавить комментарий