Театральный спектакль

Суд, начавшийся 28 января 1936 г., явился одним из самых мелодраматических моментов десятилетия, и без того оставлявшего впечатление театрального спектакля. Скамью подсудимых подполковник волшебным образом превратил в народную трибуну. Он гипнотизировал нацию, представляя ей те темы, которые были наиболее актуальны в годы кризи­са. Император, дескать, окружен «испорченными советни­ками, теория Минобэ помогает партиям и плутократам ис­пользовать императорские прерогативы в своих собствен­ных интересах, и даже среди высших военных чинов сущест­вует небольшая «клика», которая угрожает национальной безопасности. «Я выделил Нагата, — заявлял Аидзава, — по­тому что он, вместе с верховными чиновниками государства и финансистами, а также с членами старой армейской кли­ки, в которую входят такие люди, как генерал Минами и ге­нерал Угаки, является ответственным за разложение армии. Он являлся средоточием всего зла»26. Подавая себя как про­стого солдата, единственной заботой которого была рефор­ма армии и страны, Аидзава добился того, что им восхища­лись люди по всей Японии. Тысячи соотечественников пи­сали ему подбадривающие письма. Другие присылали ему отрубленный кончик пальца — вызывающий ужас традици­онный символ поддержки.

Добавить комментарий