Тоска по прошлому

Идеализация семьи и общества ситамачи была частью не­преодолимой ностальгии по добродетелям прошлого, которая начала охватывать Японию в 70-х, усилившись в 80-х. После десятилетий стремительных изменений — поражение, оккупа­ция и возрождение, индустриализация, урбанизация, изоби­лие и стандартизация культурных норм — многие японцы ощутили тоскливое чувство, будто что-то ценное было готово выскользнуть из их рук и исчезнуть навсегда. Для них эта со­вершенная, состоявшая из нескольких поколений, семья си­тамачи представляла реинкарнацию традиционных личных отношений в том аспекте, который едва ли был доступен усе­ченной семье сарари-мэн, ни современной семье сельского фермера, которая также претерпела радикальные изменения и находилась под угрозой угасания.

Кампания «Открой Японию», осуществляемая Японской национальной железной дорогой, подвергла проверке роман­тические взгляды на вещи прошлого, которые теперь были почти утрачены. Она была предпринята для того, чтобы сти­мулировать поездки семей и небольших групп друзей в живо­писные места. Она достигла большого успеха под своим ло­зунгом, который, по словам одного ученого, «символизировал желание поколения убежать к своим истокам». На больших цветных плакатах, выставленных прямо в окнах бюро путеше­ствий и на станциях ЯНЖД, были изображены молодые люди. Обычно это были одна или две городские девушки в возрасте 20—25 лет, одетые в голубые джинсы. Но на этих плакатах можно было встретить и некоторые аспекты почти забытой японской аутентичности: деревенских девушек, украшающих осенними листьями синтоистское святилище, фермера, несу­щего овощи в ветреную погоду, буддийского монаха, моляще­гося в уединенном горном храме, женщину, собирающую мор­ские водоросли вдоль скалистого берега. Местами действия этих миниатюрных драм самооткрытия были не обычные ту­ристические Мекки, а некие безымянные пейзажи, знакомые, но слишком далекие, что позволяло им передавать просто идею времени и места.

Добавить комментарий