В долгосрочной перспективе

Эти действия понрави­лись не всем японцам. Многие считали, что в долгосрочной перспективе Японии будут необходимы хорошие отношения с собственно Китаем, независимо от политической ориента­ции своего правительства. Эта возможность обрела реаль­ные черты лишь в начале 70-х, когда Организация Объеди­ненных Наций приняла КНР в свои ряды, а Соединенные Штаты внезапно изменили свою позицию по китайскому вопросу. Вскоре после этого, в сентябре 1972 г., премьер-ми­нистр Танака отправился в Пекин, где подписал совместное коммюнике, предусматривавшее обмен консульскими чи­новниками, признание КНР в качестве «единственного за­конного правительства Китая» и оговаривавшее «полное по­нимание» Японией того факта, что Тайвань является «неотъ­емлемой частью» суверенной территории Китая. Наконец, 12 августа 1978 г. Токио и Пекин подписали китайско-японский Договор о мире и дружбе, который подтверждал преды­дущее соглашение и знаменовал собой полную нормализа­цию отношений.

Токио и Сеул продолжали вести переговоры до июня 1965 г., когда представители двух стран наконец подписали Корейско-японский договор. Этот документ, наряду с серией до­полнительных соглашений, признавал Республику Корею единственным законным правительством на полуострове, устанавливал дипломатические и консульские отношения и призывал к сотрудничеству в сфере культуры. Отношения с Корейской Народно-Демократической Республикой были преданы забвению. Названная Соединенными Штатами страной-изгоем после начала Корейской войны в 1951 г., Се­верная Корея практически утратила в глазах Японии статус отдельного государства. Такое отношение сохранялось до конца периода Сёва.

Добавить комментарий