Великая Восточноазиатская война

В понедельник, 8 декабря, помощник еще до рассвета раз­будил премьер-министра Тодзо. Штаб императорского флота только что получил кодированный сигнал: «Тора! Тора! Тора!» Это означало, что осуществляется атака на Перл-Харбор, и что все идет к ее успешному завершению. В течение утра по­ступали и другие сообщения, благодаря которым постепенно начали вырисовываться масштабы триумфа Японии. Послед­няя депеша сообщала, что японские пилоты пустили на дно или сильно повредили восемь вражеских линкоров и дюжину других кораблей, уничтожили почти две сотни американских самолетов и убили около четырех тысяч американских воен­нослужащих. И все это было достигнуто ценой потери всего двадцати девяти самолетов и шестидесяти четырех человек, погибших во время акции. В Токио Тодзо «ликовал» и «благо­дарил богов» за этот «чудесный успех», за «благоприятное на­чало». В десять минут восьмого император получил детальный отчет о происшедшем и разделил радость Тодзо. «В течение всего дня, — писал помощник в своем дневнике, — император носил свою морскую униформу и, как казалось, был в велико­лепном расположении духа».

Японское общество узнало об этом великом событии в 7.00, когда NHK передала загадочное сообщение о том, что Императорская армия «вступила в состояние войны с бри­танскими и американскими силами в западной части Тихого океана». Все утро эфир был заполнен бодрыми патриотичес­кими песнями. На всех углах звенели колокольчики разнос­чиков газет, привлекавших внимание публики к специаль­ным выпускам. В полдень дикторы NHK зачитали томив­шимся в ожидании гражданам Имперский Рескрипт, офици­ально объявлявший войну Соединенным Штатам и Велико­британии, после чего прозвучало короткое выступление Тодзо.

Добавить комментарий