Вла­дели собственными домами

Если говорить более подробно, то к середине 90-х гг. 62,7% семей буракумин вла­дели собственными домами (при среднем уровне по стране в 59,8%). Процент детей буракумин, посещавших высшую школу, приблизился к этому показателю среди детей обыч­ных японцев. 20% молодых людей буракумин (против 28% среди других японцев) посещали колледж, в то время как в 60-е этим могли похвастаться только 2%. Попытки айнов обрести политический голос были услышаны международ­ной общественностью в 1992 г., когда они были приглашены принять участие в церемонии инаугурации Международно­го года ООН туземных народов мира. В самой Японии в< 1994 г. Каяно Сигэру стал первым айном, избранным в пар­ламент.

Отношение правительственных чиновников к этой про­блеме, похоже, также начало меняться. В 90-е гг. город Нагаса­ки выделил значительную часть своего бюджета на оказание помощи корейцам — жертвам атомных бомбардировок, а мэр Хиросимы наконец отдал распоряжение возвести корейский мемориал в Парке Мира.

К этому времени национальное правительство предостави­ло корейцам возможность занимать посты в системе образова­ния и в местных администрациях. Оно также распространило на большинство из них те же социальные гарантии, которыми пользовались японцы. Даже служба натурализации наконец изменила свое отношение. Один высокопоставленный чинов­ник этого ведомства писал: «Безусловно, одно и то же поддан­ство не требует от людей быть носителями одной и той же культуры и образа жизни. Только когда натурализовавшийся человек сможет сказать: «Я — японец такого-то и такого-то происхождения», не пряча свою истинную национальную принадлежность, японское общество можно будет признать интернациональным изнутри».

Добавить комментарий