Войнау политика и мобилизация экономики

Пока нация окончательно погружалась в войну с западны­ми сверхдержавами, премьер-министр Тодзо занимался ук­реплением своих премьерских прерогатив и координировал программу национальной мобилизации. Когда в 1941 г. Тодзо стал премьер-министром, он не оставил пост военного мини­стра. Кроме того, он назначил себя и министром внутренних дел (эту должность он занимал до 17 февраля 1942 г.). На ко­роткое время в его руках оказывались и другие министерские портфели, а в 1943 г. он возглавил только что созданное Мини­стерство военных имуществ, что давало ему надежный доступ к рычагам экономического планирования. К середине войны Тодзо сосредоточил в своих руках беспрецедентную комбина­цию должностей, став самым могущественным премьером за всю историю Японии.

Но, независимо оттого количества власти, которым он об­ладал, Тодзо так и не смог установить полный контроль над поведением других японских элит. Вероятно, более, чем лю­бой другой фактор, его усилия по установлению контроля над военными подрывала доктрина независимости верховного ко­мандования. Основополагающим принципом японского правления, начиная с раннего периода Мэйдзи, являлась от­носительная автономия военных. Четыре руководителя воен­ной сферы, военный министр, министр флота и начальники соответствующих генеральных штабов, обладали правом до­клада непосредственно императору. В результате премьер-министр никогда не выступал в роли реального главнокоманду­ющего, даже после Перл-Харбора. Поскольку Тодзо не обла­дал достаточной властью, чтобы влиять на оперативные ре­шения, флот зачастую действовал в Тихом океане по своему собственному разумению, отказываясь координировать свои действия с армией. Разумеется, когда Императорский флот потерпел первое поражение в июне 1942 г. у атолла Мидуэй, потеряв несколько авианосцев, начальник генштаба флота сообщил о разгроме премьеру лишь спустя месяц после мор­ского сражения.

Добавить комментарий