Восстановле­ние независимости

Самые трудные переговоры были у Даллеса с резким и же­стким премьер-министром Японии. За все время оккупации ни одна другая цель так не заботила Ёсида, как восстановле­ние полной независимости его страны. Дипломатия была его профессией, и он выказывал свое желание вернуть Японию в сообщество наций, одновременно с премьерским, занимая еще и пост министра иностранных дел в первых трех своих ка­бинетах. Ёсида оставался стойким, неподатливым и хорошо представляющим себе тот договор, который он хотел бы под­писать. Он никогда не поставил свою подпись под докумен­том, карательным по отношению к Японии. Он упорно сра­жался за такой договор, который не будет ограничивать Япо­нию ни в экономическом, ни в политическом аспектах. В дан­ном контексте он предпочитал установить ровные отношения с Соединенными Штатами, которые, как он считал, создадут новый вариант счастливой домилитаристской эпохи, когда соглашения, подписанные на Вашингтонской конференции, защищали японские интересы.

Несмотря на свою непоколебимую позицию, Одиночка был вынужден обратить хоть какое-то внимание на мнение других. Его оппоненты на левом крыле политического спект­ра Японии создали свой вариант набора «мирных принци­пов»: Япония должна оставаться нейтральной, не примыкать ни к одному из лагерей, участвующих в «холодной войне», пе­ревооружение Японии является недопустимым, а подразделе­ния американской армии должны немедленно покинуть тер­риторию страны. Ёсида, однако, не собирался оставлять свою страну нейтральной. «Бред лунатика» — так отозвался он об этой инициативе.

Добавить комментарий