Возвращение утраченного и приход изобилия

Во второй половине дня 10 октября 1964 г. около 75 ООО зрителей поднялись со своих мест на токийском Наци­ональном стадионе Касумигаока, чтобы услышать, как император объявляет открытие восемнадцатых Олимпийских игр современности. Частью праздничных мероприятий, про­водимых в этот день, было изображение в осеннем небе 5 олимпийских колец реактивными самолетами сил Самообо­роны. В воздух поднялись 5000 разноцветных надувных ша­ров. Дети из местной начальной школы сопровождали на ста­дионе мэра Рима, города, принимавшего предыдущую Олим­пиаду. В параде приняли участие 7000 спортсменов, представ­лявших почти 90 стран. Толпа взревела от восторга, когда ку­бинская делегация, проходя мимо императорской трибуны, замахала маленькими флажками Восходящего солнца. Апло­дисментами была встречена японская национальная команда. Зато почти благоговейная тишина повисла над стадионом, когда Сакаи Ёсинори, 19-летний студент, родившийся в пред­местьях Хиросимы в утро первой в мире ядерной бомбарди­ровки, появился на беговой дорожке с олимпийским факелом в руках.

Японский организационный комитет тщательно и осто­рожно готовил Олимпийские игры, которые должны были послужить символом возрождения страны и возвращения ее на мировую арену. Председателем комитета был ЯсукаваДайгоро, бизнесмен, посвятивший себя возможностям мир­ного использования атомной энергии в Японии. Будучи од­ним из тех, кто примирился с прошлым, Ясукава объявил, что он должен организовать такую Олимпиаду, которая яви­лась бы «не только демонстрацией спортивных достижений атлетами мира, но которая также ярко высветит продолжи­тельные усилия японского народа как достойного члена все­мирной семьи наций».

Добавить комментарий