Встречи с Номура

Халл не возлагал особых надежд и на встречу Рузвельта и Коноэ. 2 октября, во время встречи с Номура, госсекретарь повторил свои четыре принципа и в своей грубоватой, прямой манере сказал по­слу, что просто не имеет смысла устраивать саммит, пока японцы не согласятся полностью покинуть территорию Ки­тая. Разочарованный и абсолютно уверенный в том, что уход из Китая является неприемлемым условием для японской армии, Номура телеграфировал в Токио, что переговоры «за­шли в тупик».

Когда попытки Коноэ достичь мирного соглашения прова­лились, нервы руководителей Японии натянулись до предела. Действие, немедленное действие казалось единственно воз­можным выходом из этого почти непереносимого состояния ожидания неизбежной войны. В середине сентября военный министр Тодзо Хидэки сообщил Коноэ, что иногда нации должны идти на риск, даже если они не могут при этом про­считать свои шансы на успех. На согласительной конферен­ции, состоявшейся 4 октября, вслед за отказом Халла от орга­низации саммита, начальник штаба военного флота Нагано заявил: «Времени для дискуссий больше не осталось. Мы хо­тим быстрых действий». Коноэ, шокированный жестким язы­ком этой встречи, покинул помещение, где она проходила, а затем, сославшись на «болезнь», укрылся в своей вилле на морском побережье. По-прежнему не желая делать последний выбор в пользу войны, он вернулся в Токио и пригласил клю­чевых министров на воскресенье, 12 октября, к себе домой, для празднования его пятидесятого дня рождения.

Добавить комментарий