Вызов, брошенный меньшинствами

Ощущение гомогенности среднего класса, господствовав­шее в 70-х и 80-х гг., приходилось внуком тем усилиям по воспитанию чувства национального единства, которые пред­принимались в эру Мэйдзи. В то время приверженцы нового порядка говорили об особой японской индивидуальности, су­ществующей в веках, и об определенном этическом кодексе, который был выделен из идеализированной мифоистории с целью формирования кокумин
(«граждан»), в которых вопло­тились бы коллективные цели и ожидания. Риторика военных лет превозносила чувство принадлежности японцев к «особой расе», все представители которой происходят от общих пред­ков, разговаривают на одном языке и обладают специфичес­ким набором религиозных верований и культурных практик, которые отличают их не только от западных людей, но и от их соседей по Азии.

В 70-е гг., после двух десятилетий стремительных измене­ний, некоторые интеллектуалы и социологи написали боль­шое количество работ под общей рубрикой Нихондзин рон («обсуждение, что значит быть японцем»). В этих произведе­ниях вновь открывались сущностные черты уникальной японской культуры и единственного в своем роде националь­ного характера. Некоторые аналитики написали серьезные и проницательные работы. Другие выдвигали грубые претен­зии. Среди них был министр сельского хозяйства, который настаивал на том, что Япония не должна импортировать авст­ралийскую говядину, поскольку кишечники его соотечест­венников короче, чем кишечники европейцев, и поэтому они не могут переваривать мясо и другие западные продукты.

Добавить комментарий