Законное обоснование

Пока измученные японские солдаты брели по нескончае­мым дорогам китайской войны, политики в Токио пытались дать определение и законное обоснование тому конфликту, который начинался как попытка «покарать» Чан Кайши. Ког­да в сентябре 1937 г. Китай обратился в Лигу Наций, министр иностранных дел Хирота заговорил о самообороне. Япония, пояснял он, просто пыталась заставить Гоминьдан прекратить антияпонские действия. Неутомимый оратор Мацуока Ёсукэ, занимавший осенью 1937 г. пост в консультативном совете ка­бинета, состоявшем из ведущих публичных фигур, пытался изобразить китайских политических лидеров в виде коварных злодеев, угрожавших не только Японии, но и всей Азии. «Пья­ная оргия военных правителей Китая» и «красный комму­низм», писал он, слились в «гнойную язву на теле Восточной Азии», и эта язва грозит «всем азиатским народам неизбежной гибелью». Япония «взяла скальпель», заключал он, чтобы про­вести «героическую операцию», которую требует от нее сло­жившаяся ситуация.

Премьер-министр Коноэ, который с юности был убеж­денным паназиатистом, предлагал более благородный образ Японии как законного лидера нового азиатского порядка. Еще со времени своей поездки в Париж Коноэ был безус­ловным противником вашингтонской договорной системы, которую он трактовал как попытку Запада заморозить меж­дународный статус-кво, чтобы и впредь обеспечить белой расе господствующее положение в мире.

Добавить комментарий